При тех катаклизмах, которые сотрясают аграрную отрасль страны последние двадцать лет, в самом лучшем положении оказались те крупные хозяйства, которые сумели почувствовать и обратить себе на пользу ветер перемен. Сохранив человеческий и материальный потенциал, постепенно переходили на новые технологии, меняли севооборот… Вот только наберётся таких в крае, пожалуй, немного.

И им-то пришлось непросто. А уж молодым сельхозпредприятиям, которым и землю приходилось покупать, и техникой обзаводиться с нуля, было гораздо сложней. Однако есть весьма успешные хозяйства и среди них. Агрофирма «Прогресс», хозяйства «Восток» и «Кедр» для Лабинского района Краснодарского края, можно сказать, образцовопоказательные. Их доля в валовой выручке крупных и средних сельхозпредприятий района составляет 46 процентов, в прибыли - 82 процента. Притом, что эти хозяйства занимают всего 25 процентов от общей площади района. Руководит предприятиями, составляющими холдинг, Александр Неженец. Фермерское хозяйство, которое называлось по фамилии учредителя и было образовано в 1992 году из двух паёв, выделенных им с женой, выросло в агрофирму «Прогресс»: Александр Владимирович брал в аренду участки земли, покупал паи.

- Сегодня это общество с ограниченной ответственностью, растениеводческое хозяйство, - рассказывает Неженец. - Есть еще хозяйство «Восток», где «Прогресс» - учредитель. Оно специализируется на свиноводстве и покупает у «Прогресса» по рыночным ценам корма с тем, чтоб мы видели реальную экономику производства мяса, истинное положение дел в подотраслях и перспективы. Дальнейшего развития, когда одно хозяйство занимается растениеводством, а другое животноводством, не всегда можно реально определить себестоимость продукции. Мы с самого начала договорились о том, чем будет заниматься «Прогресс», а чем «Восток». В условиях, когда то и дело приходят сообщения о вспышках африканской чумы и агрострахователи не страхуют животных, свиноводство остается рискованной отраслью. Почему у Неженца ею занимаются? Возможно, потому, что сегодня сельхозпроизводителю, чтобы жить и развивать хозяйство, надо иметь несколько точек опоры. Практически любое производство по тем или иным причинам может стать убыточным. А у Неженца намерения самые серьёзные. Как ни трудно было с нуля организовывать производство, а технику здесь всегда покупали самую передовую, удобрения и средства защиты растений - оригинальные, семенной материал - качественный.

- Кукуруза - это однозначно импортные гибриды двух фирм Пионер и Монсанта. Соя - совместные с КНИИСХом посевы элиты и получение первой репродукции. Нам дают элиту на размножение, с правом реализации первой репродукции. Соя - только сорта. Так же, как пшеница и ячмень: мы покупаем оригинальные семена и сами их размножаем.

- Появляется очень много новых сортов, в них можно запутаться. В этом году больше 20 сортов только КНИИСХа… - Нам, может быть, легче, чем другим. Во-первых, мы давно работаем с институтом, во-вторых, есть сорта, которые у нас в районе себя проявляют лучше, чем в центральной зоне. У нас пять основных сортов и 12 сортов, которые мы берём на исследования каждый год. Сортосмена происходит, когда новый сорт выигрываем конкуренцию у традиционного. Скажем, Краснодарская 99. В свое время Крошка ушла, её заменили сортом Таня. Фишт, который был хорош для предгорных районов и Адыгеи, ушёл три года назад. В этом году Васса себя хорошо проявила, дала высокий урожай…

- А как сочетаются урожайность и качество? Говорят, высоким может быть либо то, либо другое - интересуемся мы.

- Да. Но для меня это вопрос технологии. Если мы хотим получить большой урожай при высоком качестве, надо над этим работать: применять в определённые сроки специальные подкормки. Наша задача - четвертый класс. Это экспортный вариант, и мы стараемся его выращивать. Для нас важна клейковина 19 - 20. Мы обеспечиваем себя и немного продаем. Выращиваем для нашего региона, и покупатели знают, что эти семена здесь дают высшую урожайность. Можно сказать, они адаптированные. Сортом Батька в «Родине» и «Хуторке» Новокубанского районе засевали 56 процентов площади. Хотя у нас Батька никогда не был лидером по урожайности. Есть региональная специфика. Скажем, Нота - хороший, высокоурожайный сорт. Но у нас он не идет из-за склонности к фузориозу, вероятность которого у нас высока. И дальше, развивая тему, подытожил:

- Вообще я слабо представляю, как можно работать, не поддерживая связь с учёными, - размышляет руководитель.

- Это, на мой взгляд, даёт конкурентные преимущества. Мы с наукой сотрудничаем в плане семеноводства и технологии вот уже лет 12, у нас заключены договоры с двумя отделами. Польза обоюдная: они дают рекомендации, смотрят результаты, мы им даём информацию. Что касается технологии, то мы изучили и минимальную, и ноу-тил, и традиционную. И пришли к выводу, что она должна быть комплексной, с учётом нашего расположения и почвенного состава. Технику приобретаем соответствующую. В «Прогрессе» стараются вести гибкую аграрную политику, возделывать разные культуры. Вносят изменения в структуру посевных площадей: уменьшают площадь под озимыми, зато увеличивают посевы свёклы. И все же основные культуры - кукуруза и соя.

- Кукурузу мы считаем важной для себя культурой, - говорит Александр Владимирович.

- И здесь в силу опыта, знаний, в силу природно-климатических преимуществ мы можем составить конкуренцию многим. В то время как по пшенице можем проиграть. А вообще на Кубани все поняли, что на одном зерновом производстве сложно обеспечить гарантированную доходность: государство может вмешиваться в бизнес, вводить эмбарго…. Не случайно у многих возник интерес к сахарной свекле. Нынешний год рекордный по валовому сбору, растёт урожайность. И… падает цена. Если в прошлом году мы в это время продавали свёклу по 31 рублю, то сейчас нам называют цену 19,60. Запаса сахара хватит ещё на год, поэтому прогнозы относительно цены на него пессимистичные. Должно ли государство участвовать в этом вопросе? Наверное, должно. Потому что таких колебаний не может выдержать ни одно производство. У селян сегодня огромные трудности. И несмотря на них, численность работающих у Неженца вот уже четыре года остаётся неизменной. Хотя и технику современную он покупает - в этом году, например, шесть новых комбайнов «Тукан», - а она, как известно, высвобождает людей…

- Вначале у нас были наемные водители, а сейчас мы начинаем приобретать свой автопарк, - рассказывает руководитель. - Сократили несколько подсобных рабочих, зато больше стало водителей. Приобрели в Аргентине несколько бункеров - накопителей, чтобы КамАЗы не ездили по полю, а ждали у его края. Что касается механизаторов, то их число постоянное, и я бы радовался, если бы к ним прибавилось ещё пять. А будет десять - мы и десять примем. Неженец сожалеет, что сегодня трудно найти молодых механизаторов. Их нигде не готовят. Раньше эту профессию получали в школе, а сейчас нет, межшкольные комбинаты закрыты, в профтехучилищах группы механизаторов не набирают.

- Иногда колледж организует курсы. Мы просим межшкольный комбинат, даем заявку, частично оплачиваем обучение. Последний раз там была группа из одиннадцати человек. С другой стороны, мы не можем предложить молодым зарплату около 30 тысяч, чтобы привлечь к такой работе. Здесь не нормированный труд, от весны и до осени работа с десяти утра до одиннадцати вечера. Есть и ночные смены. На пахоте, дисковании, глубокорыхлении у нас люди работают круглосуточно. На комбайнах по одному человеку, на тракторе по двое. И только зимой, когда идет ремонт техники, они могут немного отдохнуть. Словом, проблемы Неженец решает те же самые, что и другие сельхозпроизводители. Мы перечислили не все. Он говорил ещё и о необходимости больших финансовых вложений, и сложностях с получением долгосрочных кредитов.

- Фермеров в других странах серьёзно дотирует государство, а мы в этом проигрываем, потому и рентабельность сельхозпроизводства невысока, и зарплаты в отрасли. Зарплату можно было бы поднять за счёт экономии на химических препаратах, но это скажется на урожайности… У многих возникают вопросы по электроэнергии: повышение тарифа не должно превышать 15 процентов, а фактически получается и 18, и 20. Больше всего от этого страдают животноводы.

- У Неженца обогреватели на свинокомплексе работают на солярке. И если раньше здесь платили за электроэнергию по миллиону рублей за зиму, то сейчас эти затраты составляют 3-4 процента. При том, что проблемы порой кажутся закольцованными в замкнутый круг, здесь находят прогрессивные решения. Так, по пословице, поступают те, кто хочет работать. И упорно движутся вперёд. Не зря же и название хозяйства, и слово прогрессивный - слова одного корня. А прогресс еще никто не отменял.

И. Панаско, А. Панченко
Газета «Аграрная Кубань»
2 декабря 2011 г.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить