Этим летом в министерство сельского хозяйства республики вернулся предыдущий министр Руслан Костоев. Под его управлением ГУП ОПХ «Нестеровское» вышло в лидеры, и глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров попросил управленца подтянуть «хозяйство побольше»–весь региональный АПК. Что получается и что мешает этому? Об этом корреспондент «СКФО-агро» побеседовала с и. о. министра и двумя его заместителями – Абукаром Гандалоевым и Мухажиром Албаковым.

– Мы только что побывали в Малгобекском районе, где запускается мясо-молочный комплекс. Люди говорят, у них от засухи сгорел урожай…

– Да, у нас от жары пострадало два района Малгобекский и Сунженский, – ответил Руслан Уэйсович, только что вернувшийся из Москвы, где ему пообещали финансово помочь тем, кого разорила засуха. – Более 18 тыс. га мы полностью потеряли. Сумма ущерба от гибели сельхозкультур превысила 400 млн. рублей. В связи жарой на территориях Малгобекского района, в Северной части Сунженского района и городе Карабулак по распоряжению руководителя субъекта Федерации был введен режим чрезвычайной ситуации. Мы там запахиваем яровые культуры. Осадков не было, и все пропало.

– Мелиорации там нет вовсе?

– Она у нас слабо развита. Но мы движемся в этом направлении. В этом году около 50 га уже сделали орошаемыми. В интенсивных садах Хамчиева, в ОАО «Братцевское» мы провели мелиорацию на 27 га. Проектно- сметную документацию на оросительную систему сделали для ГУП им. С.С. Осканова– предприятия зернового направления. Оно находится в зоне рискованного земледелия за хребтом. В основном у нас в Сунженском районе была засуха. Там все уже перепахали – и кукурузу, и подсолнечник.

– Великолепный подсолнечник я видел по пути из Краснодара в Кропоткин, – отметил Мухажир Албаков.

– Южнее он все хуже. Кстати, в «Нестеровском» ведь были свои семена подсолнуха?

– Сорт Лакомка у нас был, – подтвердил министр, вместо которого в «Нестеровском» сейчас командует его брат.

– В этом году из-за непогоды не удался подсолнечник. С июня по август ни капли дождя не выпало, когда это нужно было для роста и развития растений.

– У меня нога 40-го размера. Я спокойно ее поперек трещин ставил, – красочно описал последствия засухи Мухажир Албаков.

– Даже зимой снега не было. Обратите внимание: сейчас идет подготовка к заделке озимых. Рукой подать до посева. Многие хозяйства на 80 % вспахали земли. А вот в «Нестеровском» 100% уже вспаханы – это около 3000 га. Четверть площадей они оставляют под пары. Там они возьмут высокий урожай, если, конечно, будут по технологии сеять, применять удобрения. Сев озимых будет произведен с семян этого урожая. Но в «Нестеровском», видимо, возьмут и новые сорта.

– Вы же с Краснодарским НИСХ имени Лукьяненко связи имеете?

– Да. Мы семеноводческое хозяйство, – по-прежнему не разделяя себя с «Нестеровским», кивнул головой Руслан Уэйсович. – Ежегодно закупаем оригинальные семена в Краснодарском крае и полностью обеспечиваем семенами всю республику.

– А сколько семян будет заготовлено?

– До 4000 т. Для республики столько и нужно. Хотя, конечно, некоторые хозяйства сами закупают оригинальные семена. А у нас покупают соседи из Чечни и Северной Осетии. Мы производим элиту, первую репродукцию.

– До назначения Костоева в «Нестеровское», это хозяйство было в упадке, – вступил в разговор первый заместитель министра Абукар Гандалоев.

– Там все разбазарили, включая животноводческий комплекс на 400 голов дойного стада. Он все вернул: хозяйство переименовали, подняли без сторонних капиталов, за счет самодисциплины и подбора кадров – главного инженера, агронома, экономиста, бухгалтера. Когда я пришел на предприятие, с трудом его узнал: все асфальтировано, тока для хранения зерна сделаны и открытые, и закрытые, работает элеватор, зерноочистительные машины… Он много чего сделал в «Нестеровском», и его назначили министром.

– В хозяйстве, где работал Руслан Уэйсович, был интернациональный коллектив – много было казаков и дагестанцев, механизаторы получали по 70 тыс. рублей в месяц, – добавил Мухажир Албаков.

– А средняя зарплата по хозяйству была 35–40 тысяч. А в виде премиальных он работникам две-три машины в год дарил. И однажды Юнус-Бек Евкуров вызвал Руслана Костоева и говорит: «Это маленькое хозяйство, вот тебе побольше. Так нужно сделать по всей республике».

– Ничего, вытащим АПК по всем направлениям, – заверил нас министр.

– Вон какой «сад-гигант» красивый посадили по итальянской технологии. Более 1000 т с 200 га они уже могут продать. И сад будет расширяться до 1000 га. Там будет половина косточковых (персики, черешня), половина семечковых (яблони, груши). Начали плодоносить и сады интенсивного типа в ОАО «Братцевское». В последнее время овощей становится больше в республике. Сейчас я вижу помидоры по 15 руб./кг, арбузы – по 7руб./кг, картофель – по 12 руб./кг. Республика снабжает себя овощами на 70–80%, а картофелем на все 100, хотя еще в прошлом году обеспеченность картофелем была на уровне две третьих. Если сохраним темпы прироста, будем не только себя обеспечивать, но и продавать за пределы республики. Большие надежды мы возлагаем на КФХ А. Хаша-гульгова. Он может производить картофеля 80–90% от потребностей республики. И товар у него с хорошими вкусовыми качествами. Люди, взяв однажды у него, приезжают к нему снова. Есть покупатели из Чечни и Дагестана. В этом году заработало огромное перерабатывающее предприятие «Атлас».

– В какой стадии находится проект по строительству птицекомплекса «Южный» по выращиванию мяса индейки в Малгобекском районе?

– Там активно ведут работы генподрядчик и субподрядчик – две мощных компании, которые привлекли 30 с лишним единиц тяжелой техники, – сообщил и.о. министра.

– До конца сентября инвестор должен освоить 500 млн руб. собственных средств, и сразу откроется кредитная линия Внешэкономбанка.

– Птицы там пока нет?

– Нет. Там строят дороги и производственные площадки. Должны закончить до конца сентября. –

Сейчас республика для собственного потребления завозит птичье мясо извне?

– Да, пока завозим. Хотя у нас есть небольшие птицеводческие фермы.

– А племенного овцеводства у вас по-прежнему нет?

– Племенного нет, но овцеводство у нас развивается, – ответил Костоев.

– На сегодня в республике имеется 110 тыс. голов овец, – уточнил Абукар Гандалоев. – У нас есть разные породы. Племенным у нас пока не занимаются, хотя в одно КФХ завезли около полусотни баранов-производителей – волгоградских мериносов, которых будут скрещивать с местными курдючными овцами. В свое время в Московской области я завел романовскую породу из Ярославской области и скрестил с тульскими прекосами. Романовская дает диетическое мясо. В итоге получилось вот что: прекосы, а это белая порода, стали серыми. Но зато они набирали в 9–11 месяцев живой вес до 120 кг, выход мяса был до 55 %. Но это было там. Пойдет ли в Ингушетии романовская порода? Попробую, когда будет похолоднее, привезти хотя бы 50 ярочек и маток. Романовская порода ягнится два раза в год, в среднем ярка приносит четыре-пять ягнят. Представьте, если у вас овцематок 1000 голов, они окотились – и вот их уже 4000 голов. А сколько будет через пять лет?.. – У нас есть перспективы приобретения племенного маточного поголовья скота, около 2000 голов,–добавил министр.

– А такие комплексы, как «Молоко Ингушетии» в Сагопши, еще есть в республике?

– Пока он единственный. Но мы хотим построить еще два таких молочных комплекса в Сунженском и Назрановском районах. Туда тоже завезем голштинскую породу КРС, которая у нас хорошо адаптировалась. Каждая корова по 23 л молока в день дает, а в год должна давать 6,5 тыс. кг молока. Черно-пестрая порода тоже бы здесь прижилась. Эти коровы дают до 9 тыс. кг в год. Но кормовую базу для высокоудойных пород надо готовить тщательно, чтобы было в достатке сочных, грубых кормов, концентрированных кормов с добавками.

– Есть ли у вас комбикормовые заводы, которые смогли бы обеспечить отрасль кормами?

– Еще нет, но в Малгобекском районе в проекте птицекомплекса «Южный» заложен комбикормовый завод. Его хватит на всю республику.

– Развиваете ли вы в Ингушетии рыбоводство?

– Да, есть соответствующая программа. Хотим водное зеркало рыбного хозяйства довести до 100 га. У нас есть одно прудовое хозяйство в «Нестеровском». Там восемь прудов уже построено, мальки запущены.

– Довелось как-то пробовать ингушский высокогорный мед – очень вкусный! Кто его произ- водит?

– В больших объемах пчеловодством занимаются два хозяйства: ГУП «Пчеловод», у которого 1200 пчелосемей, и ООО «Пчелка» в Малгобекском районе. А так в частных подворьях очень много пчел. И вообще, у нас до 60 % продукции в республике производят личные подсобные хозяйства.

– А как вы относитесь к правительственному предложению сократить поголовье в ЛПХ?

– Это обращение губернатора Ставропольского края к премьеру Дмитрию Медведеву неправильно трактуют. Есть ЛПХ, которое держит 1000 голов скота и 5000 овец, и называются личными подсобными хозяйствами. Владимир Владимиров предложил, чтобы, если в хозяйстве свыше, скажем, 50 голов, оно оформилось как КФХ или ЗАО и платило налоги. И правильно сделал ставропольский губернатор. У нас есть такие большие ЛПХ в Джейрахском районе. Им самим выгоднее сделать КФХ. Потому что они будут получать преференции от государства – субсидии, гранты.

– Какие проекты еще вы реализуете в ближайшее время?

– Осенью у нас планируются посадки садов на площади 140 га. На 163 га заложим виноградники, сажаем столовые сорта. У нас есть только первичная переработка на сок, виноводочных заводов нет. В рамках развития сельских территорий будем строить сельские автодороги. На это нам выделили 60 млн руб. Газ у нас почти везде есть, кроме поселков, которые сегодня интенсивно строятся.

– Легко ли снова быть министром того же ведомства?

– Когда я в 2011 году в первый раз занял этот пост, в республике сельхозтехники было всего 5 % от потребности. За два года благодаря руководству Ингушетии нам удалось за счет лизинга обеспечить автопарк сельхозпредприятий на 100 %. Было закуплено около 200 комбайнов, 500 тракторов, более 1000 единиц прицепного инвентаря. Моим последователям было легче – они пришли на готовое. Но сегодня мне вдвойне тяжелее, потому что я второй раз в этой должности – ответственности в два раза больше. Мне просто стыдно будет, если я с мертвой точки что-нибудь не сдвину, если не будет позитивных изменений. Над этим мы и работаем.

Евгения ДУБ, Лана ИСАКОВА
Газета «СКФО-Агро»
18 октября 2015 г.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить