Промышленно развитые страны должны делать больше, чтобы убедить компании, которые инвестируют средства в сельское хозяйство, что работа с фермерами имеет больше смысла, чем бизнес по покупке их земель. Сегодня захват земель стал горячей темой в международном сообществе. Этот термин обычно относится к приобретению больших земельных участков мощными инвесторами без соблюдения прав и интересов местных землепользователей таких, как фермеры, пастухи и лесники. Оценки этого процесса варьируются из-за объективных трудностей в сборе достоверных данных, но можно предположить, что, по крайней мере, 30 миллионов гектаров земель стали предметом крупных сделок в течение последнего десятилетия.

Хотя не все крупномасштабные приобретения земли могут быть определены именно как захват, исследования Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) показывают, что они несут риски для местных общин и окружающей среды, особенно в странах, где в силу слабого государственного управления права на землю не определены законодательно. Это приводит к вытеснению мелких фермеров, потере сельским населением доходов и средств к существованию, а также истощает производственные ресурсы всей экономики государств, включая увеличение масштабов нищеты, отсутствие продовольственной безопасности, нарастание социальной разобщенности и увеличение риска конфликтов. Пик захватов земли пришелся на 2007-2008 годы и был вызван ростом цен на продовольствие и его дефицитом в богатых странах, которые попытались обеспечить стабильные поставки, покупая земли в развивающихся странах, богатых природными ресурсами. Другими факторами роста активности земельных спекулянтов стал растущий рынок биотоплива и диверсификация инвестиционного портфеля, инвесторы были обеспокоены падением мировых фондовых рынков и рынка недвижимости.

Но захват земель также является отражением инвестиционного разрыва в сельском хозяйстве развивающихся стран, который сохраняется на протяжении десятилетий. Для решения этой проблемы срочно необходимы инвестиции в сельскохозяйственное производство с тем, чтобы остановить захват земель, голод и продолжающееся обнищание населения. Мир сегодня стоит на пороге огромной проблемы по обеспечению продуктами питания населения, численность которого превысит 9 миллиардов к 2050 году. Уже сегодня каждый восьмой человек страдает от хронического голода. Для искоренения голода и снижения бедности, по оценкам ФАО, необходимо более чем $ 80 миллиардов в год чистых инвестиций в сельское хозяйство развивающихся стран, а достижение целей создания устойчивого аграрного производства и сохранения природных ресурсов будут стоить еще больше. Стоит отметить, что сами фермеры являются крупнейшими инвесторами в сельское хозяйство. Причем, они же составляют большинство бедного населения в мире. В этой связи необходимо помочь им инвестировать больше средств в собственное производство для реализации двуединой задачи кормления населения мира и сокращения бедности. С этой целью правительства должны ввести в действие поддерживающую аграрную политику и инвестировать бюджетные средства в ключевые общественные блага, такие как инфраструктура, образование и сельскохозяйственные исследований.

И даже тогда, когда фермеры и правительства начнут действовать совместно, справиться с огромной нехваткой инвестиционных средств будет трудно. Перерабатывающие предприятия и крупные сельскохозяйственные холдинги также должны играть важную роль. Они могут способствовать повышению продуктивности сельского хозяйства во многих отношениях, например, таких как передача технологий, получение добавленной стоимости и создание методов более эффективного управления. Но, к сожалению, не все корпоративные инвестиции будут иметь положительный эффект. Таким образом, остается вопрос: какой именно тип инвестиций необходим для повышения продуктивности сельского хозяйства и сокращения голода? Исследования ФАО показывают, что инвестиции, которые связаны с местными фермерами в качестве равноправных партнеров бизнеса, оставляющие их в управление своими землями, оказывают самое положительное влияние на региональное развитие. В Замбии, например, партнерство между кооперативом фермеров, производящих сахарный тростник и процессинговой компанией позволяет фермерам имеет акции в компании и представительство в Совете региона. Такие совместные действия позволили объединить сильные стороны инвестора с деятельностью местных фермеров.

Инвестор приносит капитал, технологии и опыт в области управления и маркетинга, в то время как фермеры обеспечивают трудовые ресурсы, земли, традиционные ноу-хау и знание местных условий. Однако, чтобы добиться успеха, в том числе в инвестировании сельскохозяйственного производства, аграрный сектор по-прежнему нуждается во внешней поддержке, чтобы выстроить систему отношений инвесторов и фермеров. Ему необходимы «длинные деньги» и долгосрочные кредиты, потому что финансовая отдача от сельскохозяйственных предприятий вряд ли материализуются в первые годы. Но, прежде всего, крайне важна благоприятная государственная аграрная политика, эффективные законы и общественные институты, которые часто отсутствует в развивающихся странах.

На саммите G8 в Лох-Эрн лидеры развитых государств обещали помочь развивающимся странам в улучшении управления земельными ресурсами, в том числе путем реализации руководящих принципов, касающихся регулирования вопросов владения землей, принятых Комитетом по всемирной продовольственной безопасности в прошлом году. Это хорошая новость, так как в странах G8 сосредоточены крупнейшие мировые инвесторы. Таким образом, правительства стран «восьмерки» должны дать им четкие стимулы применять международно признанные стандарты ответственного инвестирования, побудить их вкладывать деньги в агарный сектор совместно с фермерами, а не приобретать огромные участки земли, которые затем часто просто не используются. Разумные инвесторы не ищут исключительно только быструю прибыль, они хотят получить устойчивую прибыль. Поэтому их необходимо продолжать убеждать, что совместное с фермерами инвестирование в сельскохозяйственное производство имеет больше смысла, чем бизнес по покупке их земель.

Текст: Паскаль Лю, старший экономист ФАО(адаптированный перевод Галины Шишкиной)
25 ноября 2013 г.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить