Новый министр сельского хозяйства Ставрополья Владимир Ситников

Новый министр сельского хозяйства Ставрополья Владимир Ситников стал гостем программы Владимира Макарова «Школа компромиссов». Какие первостепенные задачи ставит перед собой Ситников? Как вытеснить импорт со ставропольских магазинных прилавков? И чего не хватает отрасли?

– Владимир Николаевич, Вы наверное, знаете, что наши крестьяне люди достаточно консервативные, немножко мнительные и с опаской относящиеся к любым переменам. Сейчас, наверняка, думают, чего нам ожидать от нового министра?

– В сельском хозяйстве я человек не новый, тех отраслей, в которых я не сильно хорошо разбираюсь, очень мало. У меня и прадед, и дед, и отец – все они были землепашцами, и я далеко от этого не отошел. С 1989 года в течение шести лет я работал штурвальным и комбайнером. Затем закончил институт и с 1994 года работал агрономом, бригадиром, потом руководителем в одном хозяйстве.

– Вы работали в 90-е и знаете проблемы, в самые горячие дни с ними столкнулись.

– Абсолютно верно. Если говорить о том, что можно ожидать, сегодня я занят плотным погружением в проблемы, которые есть сегодня в сельском хозяйстве.

– Что первое в глаза бросается?

– Есть сегодня такое мнение, что у нас удовлетворительная цена на продукты. Мы вместе с Кулинцевым Валерием Владимировичем сделали анализ и каковы результаты? У нас темп роста в цене на условную единицу – один трактор – по сравнению с 2003 годом и на сегодня составляет 56 %, то на озимую пшеницу этот темп роста составляет 17 %. То есть, в 2003 году мы могли купить один трактор за 200 тонн, а сегодня мы его должны покупать за 500–600 тонн. И в чем заключается проблема? Сегодня сельское хозяйство выживает за счет прироста объемов производства. Когда-то мы радовались 5 миллионам тонн – сейчас 8 миллионов, Губернатор поставил задачу – 10 миллионов тонн собрать урожай. Но проблема заключается в том, что не сопоставим рост цен. Мы выживаем только за счет объемов производства.

– Что будем делать? Государство помогать будет?

– Об этой проблеме знает МСХ, и Губернатор ставит задачи, готовимся с выходом на федеральный уровень для того, чтобы мы не регулировали цену на нашу пшеницу экспортными пошлинами – это довольно серьезная проблема. Сегодня на международном рынке цена гораздо выше, чем внутренняя цена. Проблем очень много. Что сегодня происходит на рынке средств защиты растений? Масса фальсифицированных продукции.

– Фальсифицированная – это значит, что она не работает? Или она выпущена каким-то «левым» путем?

– Качество весьма сомнительное, но все это наши крестьяне переваривают. Кто-то зарабатывает сотни миллионов рублей, а кто-то не добирает урожай. Это проблема, которой нужно заниматься. Такая же проблема сегодня на семенном рынке.

– То есть покупают, надеясь на одно, а всходит совершенно другого качества?

– Проблема министерства, что мы сегодня не обладаем точной информацией по количеству площадей пашни. Мы сегодня занимаемся переоценкой кадастровой стоимости земли. Вот в этом и есть проблема, что мы не обладаем достаточным количеством информации, этим надо заниматься. Другая проблема: мне хотелось бы несколько изменить работу министерства сельского хозяйства. Вот простой пример. У нас сегодня Губернатор обладает рядом проблем в сельском хозяйстве не только в разрезе районов, но и в разрезе каждого сельхозпредприятия. Так вот наша задача сегодня – обладать проблематикой вплоть до производственного участка, знать проблемы вплоть до каждого механизатора на селе. То есть мы должны выйти за рамки своих кабинетов и быть ближе к земле, быть ближе к труженику села. И тогда мы будем знать реальные проблемы на сегодняшний день, а не проблемы, которые мы берем иногда из данных статистики.

– То, что Вы описали, проблемы очень серьезные. По поводу земель. У нас в программе как-то звучала эта цифра, порядка 250 тысяч га, я их назвал «бесхозными землями» и председатель нашей Думы Юрий Белый меня поправил, что это не совсем бесхозные, они за кем-то числятся, только мы не знаем за кем, потому что людей на них нет, налоги за них никто не платит. Там странное производство, где процветает теневой бизнес. Там и выпас скота идет, там собирают пшеницу неучтенную, и это на огромных площадях. Вы ведь можете столкнуться и с криминалом, если начнете наводить порядок.

– В рамках действующего законодательства мне хотелось бы выйти за рамки своих полномочий. Вот яркий пример. Мы говорим о проблеме фальсифицированной продукции средств защиты растений на рынке, сегодня нет полномочий, чтобы я этим занимался. Сегодня именно министерство сельского хозяйства должно координировать эту работу. Министерство сельского хозяйства – это открытая площадка для обсуждения проблем, которые есть у тружеников села.

– Это вы подаете сигнал другим службам, что я открыт к сотрудничеству?

– Мы будем работать и с полицией, и с прокуратурой, сегодня я говорю о бизнесе, о том, чтобы помочь сегодня и бизнесу на селе, и тем, кто сегодня сопровождает этот бизнес.

– Мы много говорим об импортозамещении. Как у нас реально обстоят дела в крае?

– На сегодняшний день у нас ведется работа по созданию 34 объектов инфраструктуры. Из них: 6 объектов – тепличные комплексы – 134, 4 гектара; 3 объекта – селекционно-генетические центры в растениеводстве, 3 объекта – овощехранилища на общий объем 8 тысяч тонн; 4 объекта – картофелехранилища, также на 8 тысяч тонн, 4 объекта – плодохранилища на 33 тысячи тонн, 1 оптово-распределительный центр на 80 тысяч тонн, 2 молочно-товарных комплекса на 5 тысяч голов, реконструируется 11 объектов молочных комплексов на 3,5 тысячи голов. Общий объем составляет 126 миллиардов.

– Это стоимость создания этой инфраструктуры 126 миллиардов?

– Это стоимость этих объектов. Мы сегодня говорим о программе импортозамещения, часть уже реализована, а часть ее еще реализуется.

– Просто я боюсь, что большинству людей эти цифры ничего не скажут. Какой результат мы получим?

– Результат будет довольно внушительным. Мы получим до 5 тысяч рабочих мест. Также до 2017 года мы планируем увеличить объем производства говядины на 22 %, объемы по молоку увеличить на 3,9 %, на 18 % увеличить объемы плодовых и винограда и более чем в 2 раза увеличить объемы производства тепличных овощей. Стоит задача к 2017 году выйти на 100 % обеспечивание согласно медицинских норм, а по некоторым позициям мы будем эти цифры превышать.

– Я задумывался над таким вопросом. Мы создаем предприятия, поддерживаем фермерские хозяйства, возникает вопрос – где взять деньги? Проблемы с банками – то они не дают, то дают под высокие проценты или требуют сверх гарантий. Почему бы нам на территории Ставропольского края ни создать народные предприятия и начать их поддерживать? Вот, например, горожане скидываются, и на их деньги где-нибудь под Ставрополем строится тепличный комплекс, который их же потом будет обеспечивать свежими овощами круглогодично, почему бы не привлекать в качестве инвесторов жителей края?

– Если честно, я довольно скептически к этому отношусь, потому что сложновато будет выдержать в рынке. Это мы говорим сейчас о кооперации. Давайте мы поговорим о кооперации не с точки зрения производства, а с точки зрения реализации. – Возьмем любое хозяйство. Например, Петру Васильевичу Лобанову – удивительному человеку, у которого прекрасное хозяйство, проблематично сегодня реализовать продукцию. И таких хозяйств десятки и сотни. Почему бы в рамках кооперации не создать кооперативы, вложить наши средства и помочь сегодня производителям с реализацией, равно как и помочь себе с качественной продукцией по более низкой цене. Ведь у нас сегодня довольно серьезный сдерживающий фактор производства объемов – это наши торговые сети. Если посмотреть на долю продукции, произведенной в Ставропольском крае, то она весьма невысока.

– Почему она в этих сетях невысока? И нельзя ли заставить сети принимать наши местные товары?

– Я в министерстве сельского хозяйства работаю, Владимир Валерьевич.

– Да, я понимаю, что этот вопрос не к Вам. Но просто по-человечески меня это поражает. В моем дворе есть женщина, у нее свое небольшое хозяйство типа дачи. Продает во дворе свои овощи.

– Вот давайте составим конкуренцию сетям сегодня.

– Так у нее, во‑первых, дешевле процентов на 25–30, чем в магазинах; во‑вторых, качество ощутимо лучше. Почему это нельзя сделать нормой? Помочь таким людям.

– Это направление заслуживает внимания и конечно нужно работать здесь. Говоря о деньгах, их всегда не хватает. Приведу такие цифры: 2003 год – госсподдержка по нашему краю составляла 800 миллионов рублей, субсидировалось 8 направлений, 2014–2016 годы – поддержка составляет 6 миллиардов рублей, субсидируется 38 направлений. Из них 80 % – деньги федерального бюджета и 20 % краевого. Только в рамках импортозамещения мы увеличили на 50 % – с 4 миллиардов до 6 миллиардов. Сегодня позиция и Президента, и Губернатора однозначна – учитывая проблемы в бюджетах в федеральном и краевом, практически нигде нет снижения финансирования по сельскому хозяйству.

– Я знаю многих людей, которые к нам обращаются, которые готовы что-то делать – у них есть свое подсобное хозяйство, зарплаты у нас небольшие и подсобное хозяйство нам очень помагает, мы бы хотели его как-то развить, но не знаем, как это сделать.

Как зарегистрировать КФХ? Мы слышали, что можно субсидии получать, какую-то поддержку от государства, но мы не знаем, куда идти и у кого это узнать. Кто может помочь этим людям?

– Стратегически мы планируем несколько изменить работу министерства для того, чтобы в информационном плане людям на селе сегодня было легче. А на ваш вопрос есть конкретный ответ – есть информационные центры в каждом селе, есть администрация района, есть люди, которые получают за это заработанную плату. Нужно приходить и получать консультацию на бесплатной основе. А если есть проблемы, то обращаться в министерство сельского хозяйства.

– То есть, если их там «отфутболят», обращаться к Вам напрямую?

– Да. Еще хотел сказать, что весь свой ресурс я направлю на то, чтобы помочь труженикам села, независимо от того, это КФХ, личное подсобное хозяйство, крупное сельхозпредприятие, крупный агрохолдинг. Проблемы, о которых мы сегодня говорили, во многом схожи. Поэтому мы будем работать вместе с коллективом. Губернатор ставит задачи. Мы не пашем, не сеем и не жнем, мы должны заниматься анализом, мы должны заниматься планированием, мы должны заниматься стратегией отрасли в целом, и развития каждой подотрасли.

– Мне часто приходится общаться с людьми, которые занимаются сельским хозяйством, я у них спрашиваю, как вы определяете, что в этом году лучше вырастить, и мне кажется, что они ориентируются на то, что дороже всего стоило в прошлом году. Где им получить ориентиры и планирование, чтобы не нарушалась норма севооборота, чтобы не губить почву?

– Это прямая наша задача.

Мы не сможем вмешаться в рынок – это точно, но сегодня мы должны заниматься анализом, чтобы ориентировать предпринимателей. Это очень серьезное направление. Иногда бытует мнение – для чего отдел сельского хозяйства, для чего сидят статисты?

– По большому с чету вы должны быть как продюсеры, которые все это организуют и управляют. У государств есть запрос в этом, к этому надо возвращаться? И очень больной вопрос – это наши восточные районы. Там до сих пор продолжаются земельные войны, у Вас есть какие-то мысли, что с этим нужно делать?

– Готовых рецептов я выдавать не буду. Есть четкая позиция Губернатора – беспрецедентное внимание восточным районам. Мы будем работать в рамках его решения.

– Спасибо большое, удачи вам в вашей работе.

Газета «Аграрное Ставрополье»
26 октября 2015 г.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить